1984 г.р. Живёт и работает в Абакане. Училась в Литературном институте им. А.М. Горького. Стихи публиковались в различных печатных и интернет-изданиях. Автор книги «Душа ловца». Занимается в минусинском поэтическом театре  (режиссёр Владимир Ложкин).

21 05-1

***

А, может, и вправду не надо

Ничего, кроме добрых писем.

Оставлю себе на память

Или отправлю в небо,

В самый весёлый ветер,

Они журавлями станут,

Их точно поймают дети

Маленькие… и большие,

Как мы, что как будто замёрзли

Однажды огромной зимою

Из-за беды, что случилась

Давно ли, недавно, - не с ними.

А что с твоим сердцем делать –

Не знаю, тебе оставлю.

***

Мать растила, думала: будет он лучше всех,

И такой он будет хороший и молодой.

Он лежал, и ему казалось, что даже снег

Пахнет водкою и бедой,

А потом ничего не казалось, и где в это время душа была,

Он не знает, не знает никто.

И к решётке детского садика какая-то женщина подошла,

В телефон говорила промокшим ртом.

А потом говорила ему, и он встал, и ушёл, и остался след.

И она была похожа на ту другую, которая кто её знает – любовь или не любовь.

И пошла себе дальше, и фонари рассыпали привычный свет,

Позвонила в «Скорую Помощь», сказала, что всё, отбой.

БЛИКИ

*

Это тоже счастье – от книги очнуться

И увидеть в сияющей пестроте

Радуги на шторах, стекляшки люстры,

Тёплую снежинку на потолке.

*

Взгляд отрываю от страниц.

Как буквы праздничны и чётки!

Похожи на японских птиц

На шторах тени от решётки

Окна.

Небес голубизна

Угадывается за ними.

Спокойно мне. И я одна.

А ты с другими.

***

А ещё такое напишется иногда,

Уж не «ля-ля-ля», «баю-баю» – почти взашей:

«Пусть он лучше женится! Никогда

Не смогу присвоить чужих мужей

Ни в мужья, ни в любовники. Наконец

Пусть не просто в ЗАГСе, а под венец,

Чтоб жена ему кого-нибудь родила —

Чтоб совсем серьёзные были у них дела,

Чтобы личное прошлое – словно из прошлой жизни».

Пусть отпустят меня эти мысли,

Что вправду стану ему мила.

***

И хотел бы смолчать, да выдаёт себя с головой,

Говорит мне: «Вот ты всё о мире, о мире, а я живой.

И не часть его, а сам я – огромный мир. И тоже когда-нибудь я умру».

«Это так», - отвечаю я, принимая его игру, -

«Но тот-то мир, он маленький и больной,

И не хочешь даже, а сам он взрывает стих,

В нём поделки, сделанные детьми, и васильки во ржи,

И когда любой огромный мир за него стеной,

Я не враг огромному миру, хоть что-нибудь расскажи

О них».

***

Из театра домой возвращаюсь, а улица – чуть ли не стрит,

После дивных спектаклей ещё не такое бывает.

Я смотрю, как прозрачно и чисто мой город горит

Электрическими огнями.

Воздух свеж, и я чувствую, тихо во мне угасает мятеж,

Разожжённый тоскливыми днями.

Как любой замороченный градом и миром дурак,

Второпях и живу, и старею.

Я люблю этот город, поскольку научена так.

Лишь на то, что роднее,

Стоит нашу менять маяту. Я не знаю, куда я расту.

По апрелю и маю

Иногда я не там и не тут, иногда убегаю в мечту,

Ничего я не знаю,

Ничего, кроме свежего воздуха самой здоровой весны,

Тишины и заботы, цветенья черёмух и вишен.

«Спи спокойно, мой город, пускай тебе снятся лишь добрые сны», -

Я желаю ему, и меня он чуть-чуть слышит.

comments powered by HyperComments