Музыкант, автор музыки и текстов рок-группы "НИЩИЙ ГРАФ". О группе подробнее в нашем материале «Нищий граф»: Творчество вне времени» по ссылке.

09 06-7

Кочевья зим

Перед тем, как хлопнуть дверью, сядем, помолчим,
Вознесём молитву небу пламенем свечи.
На свиданье с ветром на телеге на раздолбаной...
Слышишь, как апрель нас провожает перезвонами?

Ах ты степь широкая, раздольная - куда бежать?
А с душой своею неуёмной, знать, не совладать!
Пальцы переборами гитарными плетут печаль,
И уносят мысли перелётные куда-то вдаль.

Ни кола, ни дворика, ни места да под солнышком,
От раздумий тягостных не стало красной кровушки!
Пелена окутала глаза, и всюду бездна-тень,
И в обнимку с чаркою на плечи опустилась лень.

Пропоём Сибирь-земле в дороге свой печальный гимн,
Да засеем травами зелёными кочевья зим.
Вороватым глазом из-за облака блестит луна...
Кто пойдёт за нами - без сомнения, лишится сна!

Под небом синим

Волосы ветер трепал, как пшеницы колосья,
Месяца серп возвещал об отмене запретов...
Мы уходили с мечтами в зовущую осень,
А возвращались без славы, любви и ответа.

Ложными бликами солнце тянулось на север,
Пряча свой истинный цвет за крутыми горами...
Вряд ли бы кто-то сейчас без оглядки поверил
В то, что всё это хоть как-нибудь связано с нами.

Что же случилось, какая добавлена ноша
Душам и бренным телам на земле этой дивной?
Кто обо всём этом песни красивые сложит,
И пропоёт их несмело под небом синим?

Под небом синим - страх,
Под небом синим - боль!
Соль на губах, и на телах -
Всё та же соль!
Солнце взойдёт - свет,
А упадёт - тьма!
Горький навет... Всё круговерть,
Всё кутерьма!

Кто же учил нас дышать, чтоб без веры и Бога?
Кто наставлял нас на путь, чтоб без правды, да скорби?
Кто отучил от поклона родному порогу
Перед походом за счастьем в рассветные зори?

Дорого ждать, хотя горе даётся бесплатно!
Ветер листвой вымеряет ушедшее лето...
Нас так печалит всё то, что ушло безвозвратно
В синее небо пучком золотистого света.

Что же случилось, какая добавлена ноша...

Говорила мне земля...

Говорила мне земля, что исчерпана до дна,
Говорили берега, что иссохли все моря...
Говорили пастухи - в небе вспыхнула она,
Та звезда, что мир вернёт на круги своя.

Медью плавится закат - значит, утром быть беде,
Ветры будут бушевать над кострами наших душ.
Мы останемся с тобой в нарисованном "нигде",
Среди гулких мостовых и разрывах серых луж.

Не называй мой хлеб травой - он слишком дорог для меня!
Холодный омут стен и льда втянул тебя, тебя обнял...
Такой уж день, такой вот час
Для нас!

Надеваю пустоту вместо розовых очков,
Перемалываю жизнь жерновами неудач...
Если ты мне скажешь "нет", я лишусь своих оков,
Без которых смысла нет продолжать жестокий матч.

Без тоски и без забот разве можно жизнь прожить?
Разве можно перебрать на запчасти все долги,
Что остались за тобой? И в итоге только выть
Нам, как видно, суждено... А нет мочи выть - беги!

Не называй мой хлеб травой - он слишком дорог для меня!
Холодный омут стен и льда втянул тебя, тебя обнял...
Такой уж день, такой вот час
Для нас!

Говорила мне земля...

Два сердца

Огонь и вода, желанья и чувства
Облиты огнём уличных фонарей,
Которым сейчас одиноко и грустно
Стоять между многоэтажных камней.

И брошенный взгляд твой, такой безразличный,
Распался на искры загадочных снов,
Которые сжались под прессом кирпичным,
В итоге не став нитью связанных слов.

Но у тебя есть два сердца,
В танце качающих музыку снега…
У тебя есть два сердца,
В которых ритм раннего утра, безумного бега…
Бега солнцем.

Долго плести сеть забытых деяний
Всех прожитых дней – не так уж противно:
Моменты разрывов, моменты слияний,
Что мраком покрыто, и что очевидно.

Ты прячешь озябшие руки под пледом –
Лет двадцать назад они были другими…
В них было тепло того юного лета,
В котором всегда мы считались своими.

Но у тебя есть два сердца,
В танце качающих музыку снега…
У тебя есть два сердца,
В которых ритм раннего утра, безумного бега…
Бега солнцем.

О, милая странница! Время настало
Ни шатко ни валко идти к Рубикону,
Где время достигнет такого накала,
Что можно войти будет в тёмную зону

Без страха и плача, без шума и пыли,
Там вечная осень – мечта всех поэтов…
Мы будем как прежде, но всё же иными -
Так брось же два сердца на рифмы куплетов!

Ведь у тебя есть два сердца,
В танце качающих музыку снега…
У тебя есть два сердца,
В которых ритм раннего утра, безумного бега…
Бега солнцем.

Колыбельная

Хочешь, я расскажу тебе сказку
Про то, как чиста заря,
Как белые шхуны с алыми парусами
Бросают в порту якоря,
И капитаны-красавцы Грэи
Пьют вино, что красно как кровь,
А бедняжки-Асоль висят на реях,
Олицетворяя любовь?

Ты умеешь смеяться и плакать,
С головой утопая в цветах.
Ветер просит с надеждой прощенья,
И качает тебя на руках.
Бесконечность, материя, время
Утонули в горящих глазах,
И пытаются выйти наружу
В непонятных и глупых словах.

Хочешь, я расскажу тебе сказку
Про стаю бродячих псов,
Про их серенады при полной луне
Без музыки и без слов?
Хочешь, я расскажу о том,
Про что мяукают в марте коты?
Я расскажу тебе о том, кто я,
И, может быть, ты поймёшь кто ты?

Я объясню, что такое небо,
И как научиться летать,
Как нужно бить в барабан и тамтамы,
И с песнею солнце встречать.
Ты спи, я потом расскажу тебе сон,
Который придёт с луны -
Его мне покажет богиня детства
С прекрасной далёкой звезды.

На север (Пора умыть руки...)

Пора умыть руки, пора всё забыть,
Пора улыбаться и чушь говорить.
Закончились песни, закончился день,
И в дверь постучалась коварная лень.

Так что же нам делать, о чём же нам петь?
Забить на всё это и медленно тлеть?
Дорога на "север", дорога назад,
Минута сомненья, и рысью в закат?

И маршевым шагом, на счёт три-два-раз,
Из нас каждый первый отправлен в запас.
Прямой левый в челюсть - вокруг темнота...
Что толку то плакать - кругом сволота!

Любимые, ждите, мы скоро придём!
Мы просим прощенья, и милости ждём,
Мы выйдем на ощупь на берег реки,
Вздохнём с облегченьем: "Ну всё, мужики!"

Осколки прогресса на нотном листе
Уж слишком участливы к чьей-то судьбе.
Мы так нервно курим и так долго ждём,
Что сморщились напрочь под вечным дождём.

Но маршевым шагом, на счёт три-два-раз,
Из нас каждый первый отправлен в запас.
Прямой левый в челюсть - вокруг темнота...
Что толку то плакать - кругом сволота!

Пустые сомненья, пустые слова...
А может быть просто иначе нельзя?
Плывёшь в одиночку - так парус держи,
А если случится что - сразу пиши!

Так маршевым шагом, на счёт три-два-раз,
Из нас каждый первый отправлен в запас.
Прямой левый в челюсть - вокруг темнота...
Что толку то плакать - кругом сволота!

comments powered by HyperComments